Защита трудовых прав военнослужащихВ статье дан анализ судебной практики рассмотрения споров о защите трудовых прав военнослужащих. Применение одних и тех же нормативных актов различными судебными инстанциями осуществляется по-разному. По мнению автора, данные проблемы ведут к большому количеству возникающих противоречий и в досудебной реализации закона о правах в области трудовых отношений военнослужащих. 

В последнее десятилетие количество судебных споров, связанных с защитой прав военнослужащих, значительным образом возросло. Объясняется данное обстоятельство двумя основными факторами: во-первых, достаточно большим количеством нарушений прав военных со стороны командования по вопросам прохождения военной службы; а также тем, что военнослужащие, несмотря на свою большую, чем гражданские работники, зависимость от собственного руководства, все чаще стали оспаривать неправомерные действия начальства в судебном порядке. 

Статус военнослужащего 

Особый юридический статус военнослужащих в трудовых правоотношениях устанавливается ст. 11 ТК РФ, согласно которой трудовое законодательство, включая Кодекс, не распространяется на военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы. В свою очередь ст. 10 Федерального закона от 27.05.1998 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" (Собрание законодательства РФ, N 22, 01.06.1998, ст. 2331) предусматривает, что право на труд военнослужащими реализуется посредством прохождения военной службы.

Содержание понятия "военная служба" раскрывается в ст. 2 Федерального закона от 28.03.1998 N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" ( Собрание законодательства РФ, N 13, 30.03.1998, ст. 1475), под которой понимается особый вид федеральной государственной службы, исполняемой гражданами, не имеющими гражданства (подданства) иностранного государства, в Вооруженных Силах Российской Федерации и во внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее - другие войска), в инженерно-технических, дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти и в спасательных воинских формированиях федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на решение задач в области гражданской обороны (далее - воинские формирования), Службе внешней разведки Российской Федерации, органах Федеральной службы безопасности, федеральных органах государственной охраны и федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти Российской Федерации (далее - органы), воинских подразделениях федеральной противопожарной службы и создаваемых на военное время специальных формированиях, а гражданами, имеющими гражданство (подданство) иностранного государства, и иностранными гражданами - в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях.

Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 14.02.2000 N 9 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" разъяснил также, что порядок прохождения военной службы, в частности заключение контракта о прохождении военной службы, прекращение его действия, поступление на военную службу и увольнение с нее, назначение на воинские должности и освобождение от воинских должностей, дисциплинарная и материальная ответственность военнослужащих, а также иные правоотношения, имеющие специфический характер в условиях военной службы, регулируется федеральными законами и иными нормативными правовыми актами (в том числе ведомственными), определяющими порядок прохождения военной службы и статус военнослужащих. Нормы трудового законодательства могут применяться к правоотношениям, связанным с прохождением военной службы, лишь в случаях, когда об этом имеется прямое указание в законе (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4. С. 6.) 

Таким образом, особый юридический статус субъектов трудовых споров о правах и интересах военнослужащих обусловливает ряд особенностей материально-правового и процессуального характера при их рассмотрении судебными инстанциями.

Прежде всего важнейшим является вопрос подсудности споров с участием граждан, являющихся военнослужащими, на момент предъявления соответствующего иска, а также лиц, ранее имевших, но утративших данный статус. 

Судебная практика 

Бывший военный 

Статья 7 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации" предусматривает, что военным судам подсудны гражданские и административные дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов (далее - военнослужащие), граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений (Собрание законодательства РФ, 28.06.1999, N 26, ст. 3170).

В отношении споров по заявлениям бывших военнослужащих об оспаривании ими действий и решений, принятых командованием в период прохождения ими военной службы, Закон использует иную формулировку и говорит о том, что такие лица "вправе обжаловать в военный суд" подобные управленческие акты (ч. 2 ст. 7 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации"). По мнению автора, подобная конструкция процессуальной нормы о подсудности дел, дозволяющая названной категории граждан предъявлять требования в военные суды, является альтернативной по отношению анализ судебной практики рассмотрения споров о защите трудовых прав военнослужащих

Вместе с тем нельзя не отметить, что судебная практика по данному вопросу идет по пути императивного толкования ч. 2 ст. 7 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации", исключающей разрешение общегражданскими судами дел по трудовым спорам бывших военнослужащих. 

Пример. Так, например, офицер запаса К. обратился в районный суд с жалобой на действия командира войсковой части, связанные с отказом включить его в список военнослужащих, непосредственно участвовавших в одном из видов деятельности, указанных в Перечне, утвержденном Указом Президента РФ от 23.08.2000 N 1563, что дает ему ряд социальных гарантий, связанных с прохождением военной службы.

Данное дело из районного суда по подсудности было направлено для рассмотрения в гарнизонный военный суд, который направил это дело в окружной военный суд, поскольку оно связано с государственной тайной. Из окружного военного суда дело из судебного заседания направлено для разрешения по существу в областной суд, так как судья пришел к выводу, что, хотя дело и связано с государственной тайной, однако К. обжалует действия командования, которые имели место после увольнения заявителя с военной службы, а следовательно, жалоба не подсудна военным судам. Рассмотрев данное дело в порядке надзора, Военная коллегия признала направление из окружного военного суда гражданского дела в областной суд незаконным по следующим основаниям.

Направляя дело для разрешения в областной суд, судья существенно нарушил требования ст. 33 ГПК РФ, согласно которой дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности и начатое рассмотрением, должно быть разрешено им по существу (даже при условии, что оно стало подсудно другому суду).

Кроме того, судья окружного военного суда неправильно истолковал требования ст. 25 ГПК РФ и п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 N 9 по вопросу подсудности гражданских дел военным судам.

По смыслу указанных выше норм, по мнению Военной коллегии Верховного Суда РФ, военным судам наряду с другими подсудны и споры по обстоятельствам, хотя и возникшим после увольнения гражданина из Вооруженных Сил РФ, но неразрывно связанным с правоотношениями, сложившимися в период прохождения бывшим военнослужащим военной службы. Как усматривается из дела, соответствующее командование отказалось включить уволенного со службы в 1999 г. К. в список военнослужащих, непосредственно участвовавших в одном из видов деятельности, указанных в Перечне, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 23.08.2000 N 1563, которым заявитель, по его мнению, занимался до увольнения в запас (т.е. в период фактического исполнения своих служебных обязанностей).

Таким образом, по указанному делу Верховный Суд РФ сделал однозначный вывод о том, что заявления военнослужащих запаса по спорным вопросам правоотношений, возникших до их увольнения со службы, должны рассматриваться только военными судами (Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ N 1н-53/03 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 11. С. 23). Признать данную правовую позицию бесспорной нельзя, т.к. такой подход в значительной степени снижает возможности реализации бывшими военнослужащими конституционного права на судебную защиту, что связано, прежде всего, с территориальным отнесением отдельных регионов к подсудности военных судов. Так, например, 95 Гарнизонный суд, расположенный в г. Владимире, уполномочен рассматривать дела по спорам с участием военнослужащих, включая уволенных из Вооруженных Сил, проходивших военную службу в Ракетных войсках стратегического назначения. При этом войсковые части, действия которых могут быть оспорены в данный суд, дислоцированы в различных субъектах Российской Федерации: г. г. Владимире, Йошкар-Оле, Ленинградской области и т.д. Таким образом, бывший военнослужащий, постоянно проживающий, возможно, на иной территории, вынужден обращаться не в суд по месту своего жительства в порядке ст. 254 ГПК РФ, а в военный суд, находящий на значительном расстоянии.

По мнению автора, требуется внесение изменений в законодательство, указывающее на право граждан, уволенных с военной службы, обращаться за защитой своих законных интересов как в военные суды, так и в судебные инстанции общей юрисдикции. 

Дисциплинарная ответственность

Подавляющее большинство споров с участием военнослужащих по вопросам прохождения ими военной службы, т.е. реализации конституционного права на труд, касается заявлений об оспаривании приказов командования о наложении дисциплинарных взысканий и увольнении со службы. Рассмотрение данной категории дел значительным образом отличается от практики разрешения общегражданских трудовых споров.

Прежде всего следует отметить, что требования военнослужащих о признании неправомерными действий и решений командиров, ущемляющих их права в сфере трудовых правоотношений, подлежат рассмотрению не в порядке искового производства, а по правилам гл. 25 ГПК РФ, что вытекает из содержания п. 3 ст. 254 ГПК РФ. Соответственно, обращение военнослужащего в суд о защите своих трудовых прав именуется "заявлением", в отличие от искового заявления, которое предъявляется в суд гражданским работником.

Срок на обращение в суд с заявлением об оспаривании неправомерных действий командования установлен в п. 1 ст. 256 ГПК РФ и составляет три месяца с момента, когда заинтересованному лицу стало известно о нарушении его прав и свобод. При этом срок, пропущенный по уважительной причине, может быть восстановлен судом по ходатайству заявителя требований. Уважительность причин пропуска срока оценивается судебным органом в каждом конкретном случае в зависимости от обстоятельств дела. Однако сам по себе пропуск срока не может являться основанием для отказа в принятии заявления к производству судом.

Если суд установит факт пропуска срока без уважительных причин, то он должен вынести решение об отказе в удовлетворении заявления без исследования фактических материалов спора. Данный вывод подтверждается материалами судебной практики. 

Пример. Так, например, определением судьи Находкинского гарнизонного военного суда на основании ст. 112 ГПК было отказано военнослужащему Т. в восстановлении срока обращения в суд с заявлением об оспаривании неправомерных действий командования, связанных с увольнением с военной службы. Суд кассационной инстанции, рассмотрев жалобу на данное определение, состоявшийся судебный акт отменил и указал на следующее.

Порядок установления судом факта пропуска без уважительных причин срока обращения в суд определен не ст. 112 ГПК РФ, которой фактически руководствовался судья гарнизонного военного суда при решении указанного вопроса, а ст. 152 ГПК РФ, устанавливающей основания и порядок проведения предварительного судебного заседания. Судья, хотя и указал в своем определении об установлении факта пропуска Т. без уважительных причин срока обращения в суд, предварительное судебное заседание не провел и решение об отказе в удовлетворении заявления не принял, что не соответствует требованиям ст. 152 ГПК РФ (Обзор судебной практики рассмотрения гражданских дел по искам и жалобам военнослужащих на действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц, утвержден Военной коллегией Верховного Суда РФ 27.10.2004). 

Значительная часть дел по искам военнослужащих связана с оспариванием привлечения к дисциплинарной ответственности за совершение различного рода проступков. Здесь имеется ряд существенных отличий от трудового законодательства, которые особенно проявляются в судебной практике. 

Пример. Так, в частности, привлечение военнослужащего к дисциплинарной ответственности не исключается в период его освобождения от исполнения обязанностей по службе из-за болезни. Решением Новороссийского гарнизонного военного суда удовлетворено заявление Ч. об оспаривании действий командира воинской части, связанных с привлечением заявителя к дисциплинарной ответственности. Приказ командира об объявлении заявителю выговора суд признал недействительным.

В кассационном порядке данное судебное решение отменено в связи с неправильным применением норм материального права, и вынесено новое решение, в соответствии с которым в удовлетворении заявления Ч. отказано по следующим основаниям.

Признавая незаконным приказ командира воинской части о привлечении Ч. к дисциплинарной ответственности за нарушение требований ст. ст. 13 и 64 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, суд первой инстанции в решении сослался на то, что Ч. нанес оскорбление врачу части С. во время, когда он был освобожден от исполнения служебных обязанностей по болезни. Следовательно, по мнению суда первой инстанции, этот проступок не был связан с военной службой, а произошел на почве личных взаимоотношений между Ч. и С. На этом основании суд пришел к выводу о том, что Ч. мог нести гражданско-правовую ответственность, а не дисциплинарную ответственность.

Кассационная инстанция признала данный вывод необоснованным. Как указано в приказе командира части от 27.09.2002 N 561, 19 сентября того же года в служебное время в помещении отделения несекретного делопроизводства части в присутствии других военнослужащих Ч., употребляя нецензурные слова, выразил свое недовольство врачу части С. в связи с тем, что тот во исполнение своих должностных обязанностей обращался к начальнику инфекционного отделения по поводу окончания срока лечения Ч. За данный проступок Ч. объявлен выговор. При избрании меры дисциплинарного воздействия командиром части учтено, что Ч. и ранее неоднократно допускал грубость в отношении должностных лиц воинской части. Несмотря на то что Ч. отрицал в суде факт высказывания в адрес С. нецензурных выражений, изложенные в приказе командира воинской части фактические обстоятельства происшедшего нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства в показаниях свидетелей С., К. и М.

В ст. 7 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации указано, что в соответствии с законодательством Российской Федерации содержание и объем прав, обязанностей и ответственности военнослужащих зависят от того, находятся ли они при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей) или нет. Той же статьей Устава и ч. 1 ст. 37 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" установлено, что военнослужащий считается исполняющим обязанности военной службы, в частности, в случаях нахождения на территории воинской части в течение установленного распорядком дня служебного времени или в другое время, если это вызвано служебной необходимостью. Статьи 13 и 64 Устава обязывают военнослужащих уважать честь и достоинство каждого, соблюдать правила воинской вежливости, поведения, постоянно служить примером высокой культуры, скромности и выдержанности, свято блюсти воинскую честь, защищать свое достоинство и уважать достоинство других. Употребление нецензурных слов, грубость несовместимы с понятием воинской чести и достоинством военнослужащих.

В ст. 1 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации воинская дисциплина определена как строгое и точное соблюдение всеми военнослужащими порядка и правил, установленных законами, воинскими уставами и приказами командиров и начальников. В соответствии с п. 2 ст. 28 Федерального закона "О статусе военнослужащих" за проступки, связанные с нарушением воинской дисциплины или общественного порядка, военнослужащие несут дисциплинарную ответственность по основаниям и в порядке, которые определены общевоинскими уставами. Согласно ст. 48 Дисциплинарного устава военнослужащие лично несут дисциплинарную ответственность за нарушение воинской дисциплины и общественного порядка.

По делу установлено, что 19 сентября 2002 г. Ч. приказом командира воинской части был освобожден от исполнения служебных обязанностей по болезни. Однако в течение установленного распорядком дня служебного времени он находился на территории воинской части. Следовательно, в соответствии с приведенными правовыми нормами Ч. считался исполняющим обязанности военной службы. Поэтому на него в полной мере распространялись уставные требования о соблюдении воинской дисциплины, за нарушение которых предусмотрена дисциплинарная ответственность. При таких обстоятельствах вышестоящий суд признал, что оспариваемое действие командира воинской части по привлечению Ч. к дисциплинарной ответственности совершено им в соответствии с законом в пределах его полномочий (Обзор судебной практики рассмотрения гражданских дел по искам и жалобам военнослужащих на действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц, утвержден Военной коллегией Верховного Суда РФ 27.10.2004).

Исходя из рассмотренного спора следует, что военнослужащий в силу законодательства о статусе граждан, проходящих военную службу, может привлекаться к дисциплинарной ответственности за факты проступков, которые напрямую не связаны с выполнением им трудовой функции, что исключено в отношении гражданских работников.

Вместе с тем законодательство запрещает налагать на военнослужащих два и более дисциплинарных взыскания за один и тот же проступок, хотя данное правило достаточно часто нарушается командованием, что подтверждается следующим делом, рассмотренным Военной коллегией Верховного Суда РФ. 

Пример. За употребление спиртных напитков в наряде по воинской части с военнослужащими срочной службы, которые затем подрались и причинили друг другу телесные повреждения, на офицера М. командиром части наложено дисциплинарное взыскание - предупреждение о неполном служебном соответствии. Одновременно материалы административного расследования по данному происшествию были направлены на рассмотрение товарищеским судом чести младших офицеров, который принял решение ходатайствовать перед командиром об увольнении М. с военной службы за совершение проступка, порочащего честь военнослужащего (пп. "в" п. 2 ст. 49 Закона РФ от 11.02.1993 N 4455-1 "О воинской обязанности и военной службе"), что впоследствии и было исполнено.

Считая свое увольнение незаконным, М. обжаловал действия командования в Фокинский гарнизонный военный суд, который отказал ему в удовлетворении требований о восстановлении на военной службе. Тихоокеанский флотский военный суд, рассмотрев дело в качестве кассационной инстанции, оставил это решение без изменения.

Военная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по протесту председателя Военной коллегии, отменила судебные решения в части отказа М. в восстановлении на военной службе и вынесла новое решение о признании приказа о его досрочном увольнении незаконным, обязав командование восстановить заявителя на военной службе. Судом установлено, что за халатное отношение к обязанностям дежурного командиром войсковой части на М. наложено дисциплинарное взыскание в виде предупреждения о неполном служебном соответствии. При этом оно начальником не отменялось и более строгого взыскания не налагалось.

Несмотря на это, командир части в нарушение требований ст. 49 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, запрещающей принимать решение о рассмотрении проступков офицеров товарищескими судами чести и одновременно налагать на них за этот же проступок дисциплинарное взыскание, направил материалы административного расследования в товарищеский суд чести младших офицеров, который принял решение ходатайствовать перед командованием об увольнении М. с военной службы. На основании этого решения М. был представлен к увольнению и приказом командующего флотом уволен с военной службы в запас, т.е. к нему фактически было применено второе взыскание за один и тот же проступок, чем нарушены требования ст. 91 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации (Обзор судебной практики рассмотрения гражданских дел по искам и жалобам военнослужащих на действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц, утвержден Военной коллегией Верховного Суда РФ 19.10.2001 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 11. С. 16.).

Важнейший, по мнению автора, принцип был закреплен Военной коллегией Верховного Суда РФ по делу капитана Н., оспаривавшего наложенное дисциплинарное взыскание в связи с его чрезмерной строгостью. Согласно разъяснению высшей судебной инстанции при рассмотрении заявления о признании недействительным приказа о наложении дисциплинарного взыскания на военнослужащего суд вправе дать собственную оценку соответствия тяжести проступка наложенному за него взысканию. 

Пример. Капитан Н. обратился в военный суд - войсковая часть 63028 с жалобой на действия начальника Серпуховского военного института Ракетных войск, в которой наряду с другими требованиями просил признать незаконным наложение на него дисциплинарного взыскания в виде предупреждения о неполном служебном соответствии в связи с чрезмерной строгостью.

Суд первой инстанции по этому вопросу в решении указал, что определение соответствия наложенного взыскания тяжести проступка и степени вины военнослужащего в компетенцию суда не входит. Военный суд - войсковая ч. 16666, выступающий судом кассационной инстанции, оставил это решение без изменения.

Однако Верховный Суд, рассмотрев дело в порядке надзора, с выводами нижестоящих судов не согласился, указав следующее. В соответствии со ст. 2 Конституции РФ права и свободы гражданина являются высшей ценностью, а их судебная защита, согласно ст. 46 Конституции РФ, гарантируется каждому гражданину. В соответствии со ст. 109 Дисциплинарного устава ВС РФ, ст. 21 Закона РФ "О статусе военнослужащих", а также ст. 4 Закона РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" военнослужащий вправе обратиться в суд с жалобой на действия воинских должностных лиц. При этом в Законе отмечается, что в суд могут быть обжалованы действия, в результате которых гражданин незаконно привлечен к какой-либо ответственности.

При наложении дисциплинарного взыскания на военнослужащего затрагиваются его права и свободы, а поэтому законность и обоснованность привлечения к дисциплинарной ответственности могут быть предметом рассмотрения в суде. По данному делу начальник Серпуховского военного института, принимая решение о наложении взыскания, исходил из того, что Н. убыл за пределы гарнизона без его разрешения, а это является нарушением ст. 243 Устава внутренней службы ВС РФ.

Вместе с тем применяемые к виновному меры воздействия должны соответствовать требованиям Дисциплинарного устава ВС РФ. Согласно ст. 48 этого Устава налагаемое взыскание должно соответствовать тяжести совершенного проступка и степени вины, установленной командиром в результате проведенного разбирательства. В соответствии со ст. 87 ДУ ВС РФ при определении вида дисциплинарного взыскания принимаются во внимание: характер проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, его последствия, прежнее поведение виновного и др., что не было сделано начальником института.

Из дела видно, что основанием для убытия Наумова из гарнизона послужила судебная повестка из военного суда, обязывающая Наумова в качестве представителя своих сослуживцев явиться 18 декабря 1998 г. на судебное заседание в г. Москву. Наумов, получив повестку 15 декабря 1998 г., на следующий день доложил о необходимости участвовать в суде своему непосредственному начальнику - Сорокину, который, в свою очередь, доложил начальнику кафедры. Данный факт установлен в судебном заседании. Никто из вышеперечисленных должностных лиц не возражал против убытия Наумова в Москву. Более того, Сорокин пояснил, что после его доклада начальнику кафедры о намерениях Наумова тот сказал "хорошо". Таким образом, непосредственным начальникам Наумова было известно о предстоящем убытии Наумова за пределы гарнизона и они не возражали против этого.

Кроме того, на момент совершения этого проступка Наумов дисциплинарных взысканий не имел, также не установлено наступления каких-либо вредных последствий в результате его отъезда. Таким образом, за малозначительный дисциплинарный проступок Наумову было объявлено строгое взыскание в виде предупреждения о неполном служебном соответствии. Согласно Дисциплинарному уставу ВС РФ оно объявляется военнослужащему один раз за время пребывания им в занимаемой должности и за ним следует снижение в должности либо досрочное увольнение в запас.

Данное взыскание явно несоразмерно с тяжестью содеянного Наумовым и степенью его вины, а потому является несправедливым и признано Военной коллегией незаконным ( Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ N 4н-352/99 // Обзор судебной практики рассмотрения гражданских дел по искам и жалобам военнослужащих на действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц, утвержден Военной коллегией Верховного Суда РФ 10.03.2000).

Продолжение читайте в следующей статье...

Источник - журнал "Вопросы трудового права".

Автор - А.Феофилактов, начальник юридического отдела Владимирского государственного университета.

{lang: 'ru'}

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Хочу новые статьи
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Яндекс.Метрика
Анализ интернет сайта
Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет