"ТРУДОВОЙ" МАСТЕР-КЛАСС ОТ АЛЕКСАНДРА КУРЕННОГО (продолжение)

ЧАСТЬ - 4

Слева трудовое право, справа гражданское право - такую схему использует судья, разбирая дело

На первом месте свобода договора.

"В гражданском праве этот принцип возведен в ранг абсолюта, кстати, с этим менталитетом приходят многие зарубежные фирмы, - говорит А. Куренной. - Акцент и регулирование отношений в сфере труда у них в немалой степени повернут в сторону гражданского права. На Западе во многих странах возможно установить более высокую зарплату, попросив взамен работать не 40 часов, а 45, по факту. По нормам гражданского права без разговоров вы можете взять кредит под 1 процент, а можете под 1000 процентов. Ограничение только в соблюдении интересов государства и третьих лиц. Нельзя продать здание за рубль, не заплатив налоги. Нельзя продать приватизированную квартиру, не учтя интересы малолетних детей. В трудовом праве эта свобода договора тоже есть, но она ограничена законодательством".

Заметки практика. "Михаил Прохоров, президент Союза биатлонистов России, человек активный, высказался о 60-часовой рабочей неделе. Потом Президент и Премьер сказали, что у нас не будет 60 часов, и все облегченно вздохнули. А тот факт, что есть еще десяток других, более серьезных предложений - на это никто не обратил внимания... А недавно, в подтверждение моих опасений по поводу легкомысленного отношения к трудовому праву, в ходе трансляции гонки по биатлону на всю страну было объявлено, что Прохоров уволил главного тренера женской сборной. Наверное, тренер этого заслуживал. Но с точки зрения трудового права такой механизм увольнения невозможен. Если бы тренер был руководителем, то согласно 278 статьи ТК, вопросов нет. Единственная фигура, которую можно уволить за три минуты, это руководитель. Статья 278 Трудового кодекса гласит, что по решению собственника руководитель может быть уволен в любой момент без объяснения причин. Останется только выплатить минимум 3 заработные платы, если иное не оговорено работодателем для тренера является Министерство спорта, и оно же заключает трудовой договор, выплачивает заработную плату и пр. Только Министерство спорта в лице соответствующего департамента, отвечающего, условно говоря, за биатлон, и могло расторгать трудовой договор..."

Раньше была ст. 5 КЗоТа, согласно которой условия договора о труде, ухудшающие положение работника по законодательству, считаются недействительными. Договариваться можно было о чем угодно, лишь бы не ухудшать положение работника.

Сегодня подобные ограничения зафиксированы уже в пяти статьях ТК!

Есть и ограничения по объективным критериям, - рассказывает А. Куренной. - Например, приходит чемпион области по штанге, а мы не можем взять его грузчиком, потому что он несовершеннолетний. На тренировке таскает тонны металла, а в нашем случае взять в руки больше кирпича не имеет права. Есть перечень работ, на которых запрещается превышать нормы тяжести и так далее".

Как замечает Александр Михайлович, периодически пересматривается перечень работ, на которых нельзя применять труд женщин: "В 70-е годы существовало ограничение, которое позже сняли, на работу женщин за компьютером. Дело в том, что тогдашний компьютер был огромной машиной с большим экраном, который точно что-то излучал. В тот период женщине было запрещено водить микроавтобус. Если же мы запретим женщине водить микроавтобус сегодня, то это будет действительно дискриминация и наступление на права трудящихся. Все это возвращает нас к вопросу о свободе договора".

Заметки практика. "В 1980-м году я впервые встретился со шведскими феминистками. Они начали говорить нам о том, что мы не любим советских женщин. Почему же мы их не любим? Оказалось, не пускаем в шахту! Тут уже мы удивились: не пускаем именно потому, что любим. Шведки стали возражать: нет, это наступление на права трудящихся женщин, где равноправие?"

Заметки практика. "1995 год. Один молодой человек начал работу не по специальности. Тем не менее был вполне доволен. Ему попался частный работодатель, который предложил на выбор два договора: в одном прописано 40 часов работы в неделю и зарплата в 1 тысячу рублей, во втором - 50 часов и 5 тысяч. Большинство населения выберет второй вариант. И наш герой не исключение. Он получил свои 5 тысяч рублей, позже они расстались с работодателем, причем сделали это по-джентльменски. Через месяц парень нашел другую высокооплачиваемую работу уже по специальности, поэтому и расстались. Мы сказали ему, что надо судиться. В суде он попросил компенсацию за сверхурочную работу. Условно говоря, 4 недели по 10 часов переработки = 40 часов сверхурочных работ, исходя из его должностного оклада. Судья попался грамотный и довольно быстро просчитал вопрос, в течение 15 минут. Пришел работодатель, принес учебники, комментарии, обратил внимание на то, что профессор Куренной пишет в своих учебниках, что "есть свобода трудового договора". Следом работодатель спросил парня, заставляли ли его подписывать договор. Тот ответил, что нет. Работодатель обратился к судье: "Ваша честь, вы видите, я его не заставлял, поэтому мы воспользовались принципом свободного договора". Судья, человек грамотный, ткнул его носом в ту самую 5 статью, которая была в КЗОТе. За 5 тысяч рублей работодателю можно было сказать спасибо, но за 50 часов он должен ответить. В гражданском праве можно достигнуть равновесия, положив на одну чашу весов что-то симпатичное. В трудовом праве такое невозможно. Поэтому работодателю нужно было устанавливать ненормированный рабочий день или оплачивать сверхурочные. Лично я сделал бы очень просто: установил зарплату в 3 тысячи рублей и по факту оплачивал бы сверхурочные".

В трудовом праве нельзя просто взять и договориться о том, что противоречит законодательству или любому другому акту выше трудового договора: локальным актам, территориальным соглашениям, подзаконным нормативным актам и так далее.

Нередко бывает, что у столичной компании филиалы разбросаны по всей стране и условия труда везде разные. "Где-то возникают региональные коэффициенты, и все это нужно учитывать при заключении договора, - советует А. Куренной. - Если есть филиалы в регионах, то нужно обращаться к региональному законодательству. Первая редакция Кодекса стояла на том, что любой акт федерального уровня выше закона субъекта Федерации. Сегодня все наоборот. Поскольку трудовое право входит в предмет совместной компетенции России и субъектов, то только законы субъектов Федерации могут быть выше по своей силе, чем постановление Правительства России и, уж тем более, других госорганов. Они не должны противоречить лишь федеральным законам".

Совет от А. Куренного. "Следует спокойно относиться к документам, в заголовке которых значится "письмо". Письма не нормативные документы, они могут быть лишь ориентиром. Есть специальный документ - Постановление Правительства о системе нормативных актов, в котором прописано, что письма и телеграммы не являются нормативными документами. Как правило, в письмах содержатся разъяснения по конкретному вопросу в конкретной ситуации. Аналогия может прослеживаться в такой плоскости, что иногда наши суды смотрят на решения других судов в похожих спорах, хотя не обязаны руководствоваться ими, как это происходит в системе прецедентного права".

 

Продолжение следует...

{lang: 'ru'}

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Хочу новые статьи
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Яндекс.Метрика
Анализ интернет сайта
Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет